Творчество гения не знает границ

Портрет А.С.Пушкина работы В.А.Тропинина

И вновь 6 июня мы празднуем день рождения великого Пушкина! Расскажу о двух фактах, которые поведала мне Марина Теэ, руководитель объединения культурно-образовательных общественных организаций «Эстонская палата русской культуры», организовавшая выставку к 220 – летию Поэта в Доме офицеров в Таллине. То было в прошлом, 2019 году, и то была не музейная экспозиция, а импровизированная. Просто знакомые друг другу люди принесли на выставку все самое ценное, что хранили дома о Пушкине. Среди немудренных экспонатов особое внимание привлек альбом фотографий из жизни Поэта и его современников. Листанный-перелистанный, зачитанный, подклеенный во многих местах, заботливой рукой отреставрированный в домашних условиях. Этот альбом буквально выжил в блокадном Ленинграде, где в лютую зиму на растопку шло всё, что могло поддерживать огонь в очаге: паркет, подоконники, косяки дверей и сами двери, мебель, порой инкрустированная, журналы, книги.

А этот альбом был неприкосновенен – там на каждой странице был Пушкин, его стихи, автограф, эпиграммы, графические рисунки гусиным пером. У владельцев этого сокровища не поднялась рука бросить в топку память о Пушкине. Какой недосягаемой нравственной высоты были эти люди! Кто они? – Да, кто бы ни были, – они не просто сохранили нам дорогой их сердцу альбом, они явили нам образец такой духовной чистоты, такого личного, негласного подвига в жесточайших условиях блокады и голода, что этот альбом стал свидетельством их сознательного выбора между жизнью и смертью. Перед таким выбором отступает смерть. И то, что этот экспонат лежал в витрине выставки в год 220-летия А.С.Пушкина – говорит о том, что сохранили его достойнейшие из народа, а в народе сакральное хранят, как зеницу око. Любой ценой хранят. И, конечно, вспоминается пушкинское:

« …ты не лебедь ведь избавил,
Девицу в живых оставил.
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил».

Можно представить, что этот альбом помог выжить и не пасть духом ленинградской семье; читанные вслух стихи переключали на иные, чем за окном, пейзажи, образы, мысли; иллюстрации беспечной жизни великосветского Петербурга XIX века будили воображение красотой и изяществом, изыском городской архитектуры, интерьеров, одежд, салонных бесед. Там был Пушкин и Пушкин был рядом. И все шло своим чередом. Все шло к победе. С таким отношением к национальной культуре – только победа. И она пришла.

Второй экспонат растревожил не менее первого. Потрепанный и истертый том стихотворений А.С.Пушкина, проштампованный многочисленными печатями не одной библиотеки. А библиотека та была…на далеком сибирском поселении, в лагере для заключенных. Шел 1938 год. Под обложкой книги был вклеен обрывок листка с адресом и просьбой к тому, кто готовится к освобождению из мест заключения и смог бы передать родственникам о местонахождении такого-то (имярек), т.е. в данном лагере. Несомненно, человек тот был высокой культуры. И неслучайно он выбрал томик стихов Пушкина, ибо знал, что чаще всего именно Пушкин – наше национальное достояние – более всех прочих поэтов востребован «в минуту жизни трудную».  Такая вера в Пушкина – еще одно доказательство тому, как много значит он для нас в нашей жизни – и благополучной, и в стесненной обстоятельствами. Кого можно поставить рядом? Нет такой величины. Есть Александр Сергеевич Пушкин. Он «памятник себе воздвиг нерукотворный».

Елена Студнева,
Член Союза журналистов России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню