Искусство к размышлению…

Весной 2020 года в Свердловской области, в Ирбитском государственном музее, открылась  выставка уникальных работ заслуженного художника России, члена-корреспондента Российской академии художеств Михаила Михайловича Верхоланцева (Москва). Выставка начала работу 6 марта и продлится по май. На ее торжественном открытии побывали представители общественной организации «Русский мир и зарубежье: диалог культур».  Впечатлениями  об этом событии поделилась И.Н.Оськина – российский искусствовед, Заслуженный деятель искусств РБ,  автор многочисленных книг и статей по искусству, член Союза художников и Ассоциации искусствоведов России.

Музей в городе Ирбите уникален: это целый комплекс, в состав которого входит, в том числе, и единственный в России дифференцированный Музей гравюры и рисунка, чья графическая коллекция редкостна по широте временных рамок, географии и представленных в ней авторов. В постоянной экспозиции (в оборудованных специальным освещением залах) демонстрируется история европейской XV–XX вв. и отечественной гравюры XVIII– XXI вв. Выставка «Михаил Верхоланцев. Ксилографии» разместилась в одном из таких залов и заняла достойное место в этом роскошном экспозиционном ряду музея. 132 гравюры, созданные в период с 1970 по 2018 год, представили уральскому зрителю ретроспекцию творчества замечательного московского художника – одного из ведущих граверов России, широко известного и в международном графическом сообществе. Михаил Верхоланцев родился в 1937 году. Предки художника по материнской стороне – прапрадед Василий Николаевич и прадед Николай Васильевич Баснины – были коллекционерами и замечательными знатоками гравюры, бабушка Анна Николаевна Баснина-Верхоланцева была ученицей М.А. Врубеля, мама художника – Нина Васильевна училась у И.И. Машкова. Значительную часть домашней библиотеки Верхоланцевых занимали книги по искусству. Понимание красоты и интерес к изобразительному творчеству заложены были в будущем художнике генетически. А его художественные ориентиры определились довольно рано. На их формирование повлияло знакомство с творчеством флорентийца последней трети Кватроченто Антонио Поллайоло. Характеру Михаила Верхоланцева уже тогда созвучно было позднее Кватроченто с его сильными, подчас драматическими сюжетами и образами. И именно гравюру Поллайоло «Битва десяти обнаженных воинов» выбрал для раннего своего копирования юный художник. Экспрессия движений и внутренняя сила образов, особая декоративность, обеспеченная в листе флорентийца тщательной проработкой фона, –пусть иначе, но эти качества станут слагаемыми художественного языка и в творчестве Верхоланцева-мастера.

В 1961 году Верхоланцев завершил обучение в Московском высшем художественно- промышленном училище (бывшее Строгановское, а с 2009 –Московская государственная художественно-промышленная академия им. С.Г. Строганова). Помимо занятий по рисунку, композиции и живописи, немало часов он проводил в библиотеке, подолгу рассматривая в фонде редких книг оттиски гравюры XVI века. Одновременно с этим с пристрастием изучал ксилографию в коллекции ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Спустя пять лет после окончания училища Михаил Верхоланцев окончательно встает на путь художника-графика и работает сначала в качестве художника журнала «Радио и телевидение», а чуть позднее начинается его сотрудничество с издательствами. В 1960–970-е печатная графика страны переживала особое время –никогда еще в истории отечественной культуры свободная гравюра не была столь политизирована. «Романтика рабочих будней», новостройки и образы советских рабочих и колхозников –тематика, которой был очерчен круг интересов графики тех лет, и стилистика «сурового стиля» не просто не привлекали Верхоланцева, но были категорически противоположны и его эстетическим пристрастиям, и его художественным устремлениям. Художник не вписывался в общий контекст искусства тех лет: его цельный и свободолюбивый характер не терпел диктата политических мифологем в искусстве. Вероятно, поэтому иллюстрация и дизайн печатного издания, не входившие в противоречия с его мироощущением, стали для него основной областью применения таланта. Станковая гравюра, которая создавалась им в оставшееся от книжной графики время, чаще была очерчена кругом миниатюр экслибрисного направления –так он избегал необходимости «идти в ногу со временем». Его обширные знания выплескиваются в темах мифологии, литературы, истории, музыки, а сила характера и мироощущение –в страстной и мощной экспрессии образов. Экспозиция рассматриваемой нами выставки отчетливо демонстрирует: он сохранил эти качества и саму направленность искусства на протяжении всего творчества.

Отчего исчезла старинная практика персональных граверных мастерских – с учениками, жаждущими в совершенстве овладеть профессией графика-печатника? Как много мог бы передать в подобной мастерской своим последователям Мастер! Он делится с молодыми наработанным опытом в своих статьях и книгах, посвященных искусству гравюры. Эмоциональные по характеру изложения, для кого-то они становятся импульсом к собирательству гравюры, а для иных и мотивацией к творчеству: «Техника гравюры на дереве требует педантичной скрупулезности и технологической дисциплины. Казалось бы, такая методология в работе, способная убить любой горячий темперамент художника, сообщает эстампам дух какой-то холодной выхолощенности. Нет же, этого не происходит. Стоит колоссально увеличить оттиск любой торцовой ксилографии, как на зрителя хлынут лучи всех тех восторгов, которые сквозь увеличительное стекло согревали душу гравера» [1]. Сами работы М.М. Верхоланцева –большая школа для ксилографов, образец печатного искусства. Экспозиция выставки Верхоланцева в Ирбите демонстрирует лучшие качества ксилографии –аккуратность и точность штриха, важную роль рисунка и чистоту печати. Его работы –своего рода декларация высокой культуры гравера. Иллюстрации, экслибрисы и станковые листы –все они мастерски безупречны по исполнению. Штрих столь отточен и невероятно легок и тонок, что обеспечивает особую, драгоценную серебристость индивидуального, неповторимого «верхоланцевского» почерка. Рисунок обладает напором и четкой уверенностью. И композиции столь выверенно точны, что даже при изменении их масштаба (а он довольно часто переводит свои гравюры на язык крупноформатной живописи) они не теряют своего характера, как это иногда случается с произведениями многих художников.

Обширные знания художника проявились и в тематике (мифология, религия, литература, музыка, танец), и даже в стилевых характеристиках его работ, успешно синтезирующих современность мышления и изобразительного языка с маньеристической причудливостью и гротескной напряженностью образов. Интересно отметить еще одну важную черту в художественном творчестве Михаила Верхоланцева –значение его собственного музыкального опыта. В материале выставки тема музыки возникает неоднократно. Чуткий к ритмическому рисунку, мелодике и инструментальному звучанию, прекрасно разбирающийся в стилистике музыкальных произведений, на протяжении всего творчества он обращается к творчеству композиторов, близких ему по духу, черпая вдохновение в их музыке. При этом в каждой из работ трактовка визуального образа удивительно точна и абсолютно адекватна характеру музыкального материала. Изобразительный язык в работах «Танец дикарей. К клавиру оперы-балета Ж.Ф. Рамо “Галантные Индии”» (рис. 1) и «Платея. К 3 акту оперы-буфф с балетными сценами Ж.Ф. Рамо “Платея, или ревнивая Юнона”» (рис. 2) столь же экспрессивен, а пластика столь же остроэмоционально выразительна, сколь экспрессивны гармонические ходы музыкального языка и темпераментны музыкальные образы Рамо. А композиция листа «Ричеркар на темы Россо» (рис. 3) так же причудлива и полифонична, как и старинные музыкальные произведения этой музыкальной формы.

Довольно значительную часть выставки занимает книжная графика. В багаже его книжной графики – карело-финский эпос «Калевала», шекспировский «Гамлет», «Дон Кихот» Сервантеса, «Крейцерова соната» Л.Н. Толстого и многое другое (рис. 4–10). Художник воспринимает книгу как объект целостного дизайна, в котором важно все – от шрифта и заставки до шмуцтитула и иллюстрации. Обладающий обширными знаниями и редким талантом эмоционального изложения мысли на бумаге, с трепетом и восторгом он рассуждает об искусстве шрифта и о том ушедшем в историю времени, когда «… книги печатались с деревянных форм, где весь шрифт был вырезан рядом с изображением на одной доске. Подобные формы дошли до наших дней в виде досок для печатных пряников или в виде деревенских форм для отливки пасхи, или в виде досок – орнаментов для ситцевой набойки. Встречаются даже духовные книги, отпечатанные с цельных досок в XIX веке. Как только Гутенберг изобрел подвижной шрифт, так художники стали трудиться над начертанием все новых и новых гарнитур… Каждая литера алфавита, нарисованная, а потом награвированная, была большим триумфом в жизни художника» . В награвированные им в 1985 году для издательства «Мир» инициалы вложено столько любви и великого труда, что каждый из инициалов стал маленьким миниатюрным шедевром гравюры.

Особое место в экспозиции отведено книге художника «Добродетели и пороки» (2011–2013 гг.). Ставшая отражением не только теологических концепций, но и философского осмысления самим художником мира и человечества с его страстями, поступками, выбором между светом и мраком, эта серия была выполнена мастером в технике продольной ксилографии (рис. 11–12). Здесь вместо привычного «верхоланцевского» серебристого штриха доминирует контраст черного и белого, что придало работам особое драматическое, сюжетное прочтение, иную – весомую торжественность и внутреннюю экспрессию.

Гравюра – не единственная область творчества художника. Живописец, дизайнер, автор картонов к гобеленам, эссеист, певец и музыкант (мандола, мандолина, лютня), он иногда кажется человеком, живущим вне времени. Личность уникальная и одаренная, Михаил Верхоланцев – до сих пор (!) исповедующий эстетику позднего Ренессанса и маньеризма – сам кажется пришельцем откуда-то из Ренессанса, но не эпохи спокойной и тихой гармонии Рафаэля и Леонардо, а периода позднего творчества страстного и мощного Микеланджело. При этом он все же наш современник: ироничный насмешник и отчаянный смельчак, посмевший в период политического диктата остаться самим собой, свободным, независимым художником, имеющим поразительной широты кругозор, глубокие знания человеческой культуры и острый аналитический ум.

 

Данная  статья  опубликована в

научном сетевом издании:

Международный журнал о теории и истории изобразительного  и декоративно-прикладного искусства, дизайна и архитектуры

Искусство Евразии

№ 1 (16) 2020 eISSN 2518-7767

Статья искусствоведа – эксперта Оськиной И.Н.  «Личность художника в зеркале творчества» о выставке   Михаил Верхоланцев «Ксилографии»

в Государственном Ирбитском музее  изобразительных искусств

 

Краткая биография:

Верхоланцев Михаил Михайлович

Родился в 1937 году, в Москве.
В 1961 году окончил МВХПУ  (б. Строгановское).
Член Общероссийской общественной организации
«Творческий Союз художников России (1973),
член Региональной общественной организации
«Московский союз художников (1973),
член Всероссийской  творческой организации
«Союз художников России» (1976)
Заслуженный художник Российской Федерации (2007)
Член-корреспондент Российской академии художеств  (2012)
Действительный член Академии народного искусства  (2013)
Работает в области прикладной и станковой графики,
дизайна и живописи.

Награды:

  • Награжден премиями и медалями на международных бьеннале графики в Польше: в (1973, 1975), Дании (1981), Бельгии (1982), Италии(1975, 1991), Австрии  (2004),  России (2002, 2004, 2008),  Турции (2003, 2010), Швейцарии (2010),  Китае (2008, 2013).
  • Золотая медаль Творческого Союза художников России (2007)
  • Диплом и медаль Московского Союза художников
  • «За заслуги в развитии изобразительного искусства» (2011)
  • Орден Архангела Михаила № 0077 за заслуги и большой личный вклад в развитие и укрепление культуры   (2011)
  • Серебряная медаль   Российской Академии художеств  (2003)
  • Медаль «Достойному»  Российской Академии художеств  (2011)
  • Золотая медаль Российской Академии художеств  (2017)
  • Гран-при XXXVI Всемирного конгресса Международной Федерации экслибрисных обществ и общенационального общества  графики, Вологда (2016)
  • Гран-при международной триеннале печатной станковой графики, Уфа
  • «URAL PRINT TRIENNIAL 2019»  (2019)
  • Первая премия в номинации ART – КНИГА»
  • XVI Международного конкурса государств участников содружества независимых государств   «Искусство книги», Баку  ( 2019)
  • Специальный приз II Международного конкурса книжной иллюстрации и дизайна
  • «ОБРАЗ КНИГИ», Москва  ( 2019)
  • Почётная грамота Президента Российской Федерации, Москва (2019)

Персональные выставки прошли в городах: Мурманск (1980), Ленинград (1987), Москва (1994, 1997,  2002, 2003, 2004, 2006, 2008, 2009, 2012, 2017, 2019), Псков (2004),  Череповец (2005), , Иркутск (2011), Воронеж (2012), Тобольск  (2014),  Тюмень (2014),  Ханты-Мансийск (2015), Уфа (2016), Липецк (2016), Архангельск (2016), Северодвинск (2018), Тула (2019), Вологда (2004,  2007, 2013,  2016, 2019).

Произведения представлены: в Государственном Эрмитаже, Петродворце, Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Государственной Третьяковской галерее, Картинной галерее им. Нестерова г. Уфы.

В музеях изобразительных искусств  Вологды, Курска, Перми, Ярославля, Калуги,  Тулы, Твери,  Пскова, Тобольска,  Ханты-Мансийска,  Иркутска, Тюмени.

Также находятся в зарубежных музеях и частных коллекциях: Финляндии, Чехии, Словакии, Англии, Бельгии, Германии, Эстонии, Голландии, Франции, Австрии, Турции, США, Аргентины, Португалии, Словении, Дании, Польши, Испании, Италии.

1 комментарий. Оставить новый

  • Ольга
    11.04.2020 16:50

    Замечательный музей. Уникальные гравюры на дереве художника.
    Прекрасная публикация и статья эксперта – искусствоведа Ирины Николаевны Оськиной, знатока графики. Глубокое осмысление творчества художника.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню