«Безумно я люблю Торнаги!»

Значимые даты в истории российской культуры

10 августа 1898 года в Спасском храме подмосковной деревеньки Гагино 25-летний выдающийся российский оперный бас Федор Иванович  Шаляпин обвенчался с итальянской примой-балериной Иолой Торнаги.

Молодая балерина Иола Ло-Прести, выступающая под девичьей фамилией своей матери — Торнаги, была в Италии настоящей звездой. В 16 лет девушка стала примой венецианского театра «Фениче», затем блистала в Миланском театре, а в 22 – подписала контракт на сезон во французском Лионе.

В  период расцвета её творческой карьеры итальянской балетной труппе неожиданно предложили выступить в России, в Нижнем Новгороде. Предложение артистам поступило от  Саввы Ивановича Мамонтова — известного предпринимателя, мецената и ценителя искусства. Труппа согласилась.

В России гастролёров встречали артисты. Среди них был и Фёдор Шаляпин. Молодой певец простодушно предложил Торнаги и её подруге помочь подыскать жильё, но иностранки вежливо отказались. Вскоре Шаляпин начал проявлять знаки внимания к балерине, однако та оставалась холодна к нему. Певец совсем не говорил по-итальянски; она же не понимала ни слова по-русски. Но Шаляпина это не смущало: он рассказывал ей о своем детстве и о бедности, в которой раньше жил, жестами.

Так началась история их любви, одним из радостных моментов которой стало венчание.

Свадебный пир состоялся в находящемся рядом имении «Путятино», хозяйкой которого была известная певица, солистка московской «Частной русской оперы С. Мамонтова» Татьяна Спиридоновна Любатович.

В «Шаляпинском фонде» ФГБУК «Российский национальный музей музыки» хранятся уникальные фотографии и альбом, посвященные этому событию. Вот как описывал происходящее сам Ф.И. Шаляпин: «Летом 98 года я обвенчался с балериной Торнаги в маленькой сельской церкви. После свадьбы мы устроили смешной, какой-то турецкий пир: сидели на полу, на коврах и озорничали, как малые ребята. Не было ничего, что считается обязательным на свадьбах: ни богато украшенного стола с разнообразными яствами, ни красноречивых тостов, но было много полевых цветов и немало вина. Поутру, часов в шесть, у окна моей комнаты разразился адский шум – толпа друзей с Саввой Ивановичем Мамонтовым во главе исполняла концерт на печных вьюшках, железных заслонах, на ведрах и каких-то пронзительных свистульках. А дирижировал этим кавардаком С. В. Рахманинов».

На хранящихся в свадебном альбоме редких фотографиях, сделанных в 1898 году в деревне Гагино, можно увидеть счастливых жениха и невесту в компании близких друзей и гостей. Савва Мамонтов, благодаря которому влюбленные познакомились, был посаженным отцом. Именно Савва Иванович объяснил Иоле, присутствовавшей вместе с ним на прогоне оперы «Евгений Онегин» и тогда ещё совсем не понимавшей по-русски, что Шаляпин, игравший Гремина, и вдруг спевший: «Онегин, я клянусь на шпаге, безумно я люблю Торнаги», только что объяснился ей в любви. Шаферами на свадьбе стали верные друзья жениха — композитор Сергей Рахманинов и художник Константин Коровин.

Место и дата венчания двух талантливых людей стали памятными в истории культуры России. В наши дни особенно: небольшая деревня Гагино приобретает все большую известность благодаря ежегодным «Шаляпинским встречам», которые многие поклонники певца окрестили «шаляпинским фестивалем».

Меню