Творчество гения не знает границ

Портрет А.С.Пушкина работы В.А.Тропинина

И вновь 6 июня мы празднуем день рождения великого Пушкина! Расскажу о двух фактах, которые поведала мне Марина Теэ, руководитель объединения культурно-образовательных общественных организаций «Эстонская палата русской культуры», организовавшая выставку к 220 – летию Поэта в Доме офицеров в Таллине. То было в прошлом, 2019 году, и то была не музейная экспозиция, а импровизированная. Просто знакомые друг другу люди принесли на выставку все самое ценное, что хранили дома о Пушкине. Среди немудренных экспонатов особое внимание привлек альбом фотографий из жизни Поэта и его современников. Листанный-перелистанный, зачитанный, подклеенный во многих местах, заботливой рукой отреставрированный в домашних условиях. Этот альбом буквально выжил в блокадном Ленинграде, где в лютую зиму на растопку шло всё, что могло поддерживать огонь в очаге: паркет, подоконники, косяки дверей и сами двери, мебель, порой инкрустированная, журналы, книги.

А этот альбом был неприкосновенен – там на каждой странице был Пушкин, его стихи, автограф, эпиграммы, графические рисунки гусиным пером. У владельцев этого сокровища не поднялась рука бросить в топку память о Пушкине. Какой недосягаемой нравственной высоты были эти люди! Кто они? – Да, кто бы ни были, – они не просто сохранили нам дорогой их сердцу альбом, они явили нам образец такой духовной чистоты, такого личного, негласного подвига в жесточайших условиях блокады и голода, что этот альбом стал свидетельством их сознательного выбора между жизнью и смертью. Перед таким выбором отступает смерть. И то, что этот экспонат лежал в витрине выставки в год 220-летия А.С.Пушкина – говорит о том, что сохранили его достойнейшие из народа, а в народе сакральное хранят, как зеницу око. Любой ценой хранят. И, конечно, вспоминается пушкинское:

« …ты не лебедь ведь избавил,
Девицу в живых оставил.
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил».

Можно представить, что этот альбом помог выжить и не пасть духом ленинградской семье; читанные вслух стихи переключали на иные, чем за окном, пейзажи, образы, мысли; иллюстрации беспечной жизни великосветского Петербурга XIX века будили воображение красотой и изяществом, изыском городской архитектуры, интерьеров, одежд, салонных бесед. Там был Пушкин и Пушкин был рядом. И все шло своим чередом. Все шло к победе. С таким отношением к национальной культуре – только победа. И она пришла.

Второй экспонат растревожил не менее первого. Потрепанный и истертый том стихотворений А.С.Пушкина, проштампованный многочисленными печатями не одной библиотеки. А библиотека та была…на далеком сибирском поселении, в лагере для заключенных. Шел 1938 год. Под обложкой книги был вклеен обрывок листка с адресом и просьбой к тому, кто готовится к освобождению из мест заключения и смог бы передать родственникам о местонахождении такого-то (имярек), т.е. в данном лагере. Несомненно, человек тот был высокой культуры. И неслучайно он выбрал томик стихов Пушкина, ибо знал, что чаще всего именно Пушкин – наше национальное достояние – более всех прочих поэтов востребован «в минуту жизни трудную».  Такая вера в Пушкина – еще одно доказательство тому, как много значит он для нас в нашей жизни – и благополучной, и в стесненной обстоятельствами. Кого можно поставить рядом? Нет такой величины. Есть Александр Сергеевич Пушкин. Он «памятник себе воздвиг нерукотворный».

Елена Студнева,
Член Союза журналистов России

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Меню