По волнам моей памяти

Представители Общественной организации «Русским мир и зарубежье: диалог культур» побывали в Санкт-Петербурге на вернисаже выставки художника Василия Братанюка «Культурное наследие России в жизни барона Эдуарда фон Фальц-Фейна». Выставка открыта с 27 ноября по 18 декабря с.г.

Светлой памяти барона Эдуарда Александровича Фальц-Фейна посвящена выставка петербургского художника, члена Союза художников России Василия Братанюка, открывшаяся в Доме ученых им. М.Горького в Санкт-Петербурге. Тема экспозиции – «Культурное наследие России в жизни барона Эдуарда фон Фальц-Фейна». На Дворцовой набережной Невы в стенах великолепно сохранившейся резиденции Великого князя Владимира Александровича, сына императора Александра II, в последних числах ноября состоялся вернисаж экспозиции, на котором присутствовали потомки многих знаменитых фамилий, прославивших Россию. Среди присутствовавших на открытии выставки были – праправнук А.В.Суворова по брату, художник Виктор Павлов; потомок славного рода Благово, служившего России с XV века, Никита Благово – основатель и директор музея знаменитой школы К.И.Мая; известный петербургский историк, Член Союза писателей биограф Дома Романовых и рода герцогов Лейхтенбергских де Богарне, автор 17 монографий о династии Романовых – Зоя Белякова; прямой потомок Богдана Хмельницкого – Ирина Хмельницкая, главный хранитель Дома ученых им. А.М.Горького; Почетный консул Австралии в Санкт-Петербурге Себастьян Зиновьев Фицлайон; был представитель руководства «Аэрофлота» – «Российские авиалинии» Геннадий Егоров, много помогавший Эдуарду Александровичу в его поисках и воссоздании Янтарной комнаты в Царском Селе. Именно Геннадий Егоров взял на себя трудности по доставке из Швейцарии в Россию шлифовальных станков для обработки янтаря. На вернисаже был и друг барона Валерий Пустарнаков, известный петербургский коллекционер русской живописи реалистического направления, долгие годы друживший и помогавший Фальц-Фейну в России. С ним и с искусствоведом Екатериной Сапоговой Эдуард Александрович сделал немало художественных проектов, оставив «напутственное слово» в каталогах выставок в Казани и Екатеринтурге. На вернисаж приехала библиограф Лидия Капралова, которая лично для Фальц-Фейна собирала в российских архивах библиографические данные о его семье. Среди гостей вернисажа были искусствоведы Ольга Хорошилова и Ольга Рачковская, которая вместе с бароном исследовала путь А.Суворова через Лихтенштейн. Была Нина Рождественская из семьи потомственных священников и адмиралов, многие годы дружившая с Эдуардом Александровичем. Вдохновенно выступил на открытии выставки заслуженный артист России Николай Мартон, хорошо знавший Фальц-Фейна.  На открытии были  представители барона Фальц-Фейна в России, в частности, в Санкт-Петербурге, профессор С-Петербургской консерватории, академик Лариса Грабко, солистка Татьяна Виноградова и Ольга Сильченко, а также многие другие – искусствоведы, художники, деятели театра и кино, журналисты, музейщики, представители интеллигенции С-Петербурга, Москвы, Вены, Парижа, Ниццы, Рио-де-Жанейро, Новгорода, Перми и других малых и больших городов России.

Сам художник Василий Братанюк также был личным представителем барона Эдуарда Александровича Фальц-Фейна в России. Что это означает? – У каждого, кого барон удостаивал такими полномочиями, была личная фамильная печать барона и соответственно по необходимому поводу, вопросу, проблеме перед уполномоченным в любой стране открывались двери тех домов, с которыми дружил и приятельствовал Эдуард Александрович Фальц-Фейн.

В сентябре этого года барону Фальц-Фейну исполнилось бы 107 лет, 106 из которых он прожил яркой, насыщенной и чрезвычайно плодотворной жизнью. Долголетие не отягощало этого неординарного, жадного до добрых дел, человека – напротив, казалось, годы работали на него, вернее – на его служение России. Между тем большую часть своих долгих лет барон прожил вдали от Родины, – в столице княжества Лихтенштейн – Вадуце. Посвященная памяти барона выставка Василия Братанюка из более чем 80 картин рассказывает о многочисленных достоинствах этого гиганта духа, истинного русского аристократа, а также – о людях, с которыми сводила его судьба на разных этапах жизни: от безоблачного детства в имении бабушки на Черноморском побережье до последней трагической ночи 17 ноября 2018 года в своем имении Аскания-Нова в Вадуце. Выставка получилась светлой, сочной, богатой на исторические сюжеты, связанные с каждой из картин Василия Братанюка.

Эдуард Александрович поддерживал с художником многолетнюю дружбу, много рассказывал ему о своей жизни, о друзьях, о людях, чьи имена уже были вписаны и в отечественную и в мировую историю и культуру.  Василий Братанюк бывал в гостях у барона в Лихтенштейне, много слушал, наблюдал, рисовал барона, его многочисленных гостей, приезжавших со всего света. Первую экскурсию по выставке, посвященной годовщине со дня смерти Эдуарда Фальц-Фейна, Василий Братанюк провел сам, она была импровизированной и вдохновенной. Художник мастерски «воссоединял» очередное полотно с его исторической основой, а заодно и рассказывал, каким образом сюжет связан с тем или иным персонажем, событием или с именами наших современников, многие из которых присутствовали на вернисаже.

Останавливаясь перед картиной «Народное признание», на которой запечатлен момент вручения Эдуарду Александровичу в 2013 году Е.С.Юсуповым и В.А.Кулдыкиным ордена «За бескорыстное служение Отчеству», Василий Братанюк напомнил о том, что предшествовало этому торжественному моменту. Давние выпускники Суворовского училища, прообразом которого был Пажеский Его Императорского Величества Корпус в Санкт-Петербурге, Эржан Юсупов и Владимир Кулдыкин прибыли в Вадуц к барону с кратким визитом вежливости, а проговорили с хозяином виллы более пяти часов. Они привезли барону медаль с оттиском его профиля, как высшее признание благодарности выдающемуся соотечественнику за бескорыстное служение России. Дело в том, что директором Пажеского Корпуса в Санкт-Петербурге был дедушка Эдуарда Александровича по матери – генерал Николай Алексеевич Епанчин. В память о своем деде Фальц-Фейн издал в России книгу «На службе трех императоров», что соответствовало исторической правде – военная карьера генерала Епанчина охватывала период правления императоров Александра II, Александра III и Николая II.

Продолжением рассказа о кадетах стала картина «Празднование 200-летия Пажеского Его Императорского Величества Корпуса». Это было в 2002 году в Санкт-Петербурге. На торжество прибыли из зарубежья выпускники разных лет, в том числе и те, чье кадетство в духе Пажеского Корпуса  «ковалось» в эмиграции в соответствии со всеми атрибутами: молитвой, гимном, знаменами, иконами, хоругвями, церемониалом, военным оркестром. Заранее Эдуард Фальц-Фейн договорился с директором Суворовского училища выделить несколько кадетов, для которых специально была сшита форма тех пажей, что учились в Царском Пажеском Корпусе. Более того, были воссозданы и знамена, в частности, Лейб-гвардии Семеновского полка, Суворовский Ордена Красного знамени флаг, икона Георгия Победоносца, хоругви. Василий Братанюк по просьбе барона Эдуарда Александровича, был тогда в гуще события, рисовал с натуры всех участников юбилея. И это наиболее важная часть картины, на которой изображены сам Фальц-Фейн, Мария Александровна Иордан, князь Георгий Юрьевский, Ольга Сильченко, которая зачитывала Послание Дома Романовых потомкам пажеских корпусов, Валерий Скоблов, командующий Суворовским военным училищем С-Петербурга. Василий Братанюк рассказывал, что пришлось делать многочисленные варианты данного полотна, которые затем «разъехались» по разным адресам в другие города и страны. Для этого праздника Алексей Иордан передал в Россию картину кисти Ильи Репина «Портрет Софии Драгомировой» и многие ценные исторические документы. Кстати Алексей Иордан способствовал открытию по всей России более 60 кадетских корпусов, первые из которых – в Сибири.

В контексте данной темы на выставке представлен портрет Андрея Дмитриевича Шмемана – председателя Объединения кадет российских кадетских корпусов во Франции, позировавшего художнику на фоне знамени Российской империи и сохранившихся реликвий и фотографий. А.Д.Шмеман был выпускником Версальского русского кадетского корпуса- лицея имени Императора Николая II. Версальские кадеты сохранили верность своему Корпусу в эмиграции. Художественный ряд продолжает полотно с сюжетом перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны в усыпальницу Петропавловской крепости рядом с августейшим супругом императором Александром III. Характерно, что на полотне художником изображены именно родственники, точнее – представительницы династии Романовых, резко отличавшихся в своих траурных одеждах и широкополых шляпах от российских участников события. Они держались вместе, с достоинством, соответственно моменту.

Отметим, что экспозиция, разместившаяся в трех залах дворца, компонована в стиле дорогого настенного ковра – художественные полотна взаимодополняют друг друга, составляя богатый узор, орнамент, украшенный вычурной каймой багета разных, но гармоничных рисунков и оттенков. Интересна картина «Связь времен. Константиновские досуги». Она посвящена участникам Общества памяти Константина Романова, известного в литературе поэта под аббревиатурой КР. Картина ценна тем, что на ней изображены люди, чьи имена известны, и они до сего дня влияют на культурную жизнь Санкт-Петербурга, России в целом. Вот их имена: сидят участники Общества на переднем плане – Н.В.Андреева, Э.Юсупов, А.Иордан, Н.Благово, Н.Субботин, И.Юрьевская, М.Новодворская и еще 25 участников «Константиновских досугов».

«Константиновские досуги», 1997 г.

Царская тема, славная история Российской империи, которую особенно чтил, знал и прославлял барон Эдуард Фальц-Фейн, звучит в экспозиции  победно. Её составляют такие работы, как портрет императора Николая II в форме полковника Царской армии, большое композиционное полотно – «Царская семья в Ливадии», «Цесаревич на яхте «Штандарт» дегустирует обед», «Возвращение государя Николая II» (из ставки), портрет «Князя Острожского Константина-Василия», основателя города Староконстантинова – малой родины Василия Братанюка. Здесь же – портрет половчанки из оперы «Князь Игорь», для которого позировала художнику Оленька Носова, присутствовавшая на вернисаже. Композиция с «Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II», с которым барон Фальц-Фейн был знаком по «царскому делу», не раз встречался. На картине В.Братанюк запечатлел момент вручения Святейшим патриархом ордена Святого Сергия Радонежского Эдуарду Фальц-Фейну за благотворительную деятельность и большой вклад в воссоздание в России православных храмов, за возвращение на родину православных предметов и реликвий. Рядом с этой композицией – портрет молодого Георгия Юрьевского, правнука Александра II и княгини Юрьевской, мецената, с которым дружил барон Фальц-Фейн. Так же как и барон, князь Георгий Юрьевский многие из предметов наследия культуры России дарил музеям Санкт-Петербурга и Москвы. Любя Санкт-Петербург, город его имперского прадеда, Г.Юрьевский бескорыстно помогал в проведении многих художественно-музыкальных мероприятий. Он является членом Попечительского Совета Университета (частного) С-Петербурга. Планировал создать музей императора Александра II в Мраморном дворце северной столицы, где жила его прабабушка Екатерина Долгорукая, ведущая свой род по прямой от Рюрика, Владимира Святого и великомученика Михаила, князя Черниговского. Г.Юрьевский договорился с настоятелем храма Спаса-на-крови, что стоит на месте гибели Александра II, ежегодно 1 марта служить панихиду по убиенному царю. Искусствовед и историк, знаток темы династии Романовых – Зоя Белякова прокомментировала ценность сюжетов и их мастерское исполнение художником, давно разрабатывающим в своем творчестве царскую тему.

«Царская семья в Ливадии».

На выставке «сошлись» век нынешний, век минувший, а также век XVIII. Объединила их победа Суворовской армии 1799 года, когда, выбираясь из возможного окружения, великий полководец совершил легендарный переход через заснеженные Альпы из Италии в Швейцарию через перевал Сент-Готард. Этот перевал запечатлен на пейзаже художником еще и потому, что данный эпизод русской истории очень волновал Э. А.Фальц-Фейна. Во-первых, потому что это несомненный подвиг русского солдата и выдающегося русского полководца, оставшийся в мировой истории. Во-вторых, потому что вилла барона на его новой родине в Вадуце находилась в тех местах, где суворовская армия останавливалась на привал. В-третьих, потому что этот знаменитый перевал был увековечен по инициативе Фальц-Фейна сначала особым знаком, а затем скульптурной композицией, выполненной мастером Дмитрием Тугариновым. И именно на перевале Сент-Готард, где впервые побывал Фальц-Фейн, Эдуард Александрович, как впоследствии сам признавался,  «остро и глубоко почувствовал себя русским».

Тема русской эмиграции неизменна  в творчестве Василия Братанюка. На его полотнах всё приобретает особый смысл. Маленькая церквушка о нескольких куполах в православном Свято-Покровском монастыре в Бюсси под Парижем. Выстроена по инициативе монахини – матушки Елизаветы, в миру – принцессы Елены Дмитриевны Лейхтенбергской де Богарне. Матушка хранила бесценную реликвию князей Лейхтенбергских – 40 писем Наполеона и Жозефины. Продавать их она категорически отказывалась по принципиальным соображениям. Исключение сделала лишь для единственного письма, чтобы на вырученные деньги выстроить церковь. Этот миниатюрный храм и изобразил художник на своем полотне. Вместе с портретом матушки Елизаветы, написанным с натуры, он украшает выставку.

В концепции экспозиции центральной темой является, конечно, личность самого барона Эдуарда Александровича. Представлено несколько его портретов, выполненных художником в разные годы. Но объединены они неизменным интересом Василия Братанюка к личности Эдуарда Александровича, к его глубокой и необъятной душе русского человека, его необъяснимо сильному, магнетическому чувству сопричастности к России, к Родине, к его высокому интеллекту и энциклопедическим знаниям. Казалось, все его помыслы, все думы – о России. Одна из картин так и называется «Думы о России». На ней трое современников, но как будто из разных эпох – они встретились в Санкт-Петербурге на исходе XX века в Мальтийской капелле – Эдуард Фальц-Фейн, академик Дмитрий Лихачев и последний паж Императорского Его Величества Корпуса Михаил Вальберг. Композиция концентрирует не только их фигуры, но сгусток энергии, мысли, скупой диалог в понимании того, что встреча не бесконечна и надо успеть сказать главное. А главное – это думы о России.

«Думы о России»

Характерен и ещё один – центральный портрет Эдуарда Александровича на картине «Моя любовь – Россия». Барон изображен на фоне православных храмов на верхнем ярусе колокольной звонницы. За его спиной синеют дали, сливаясь с небом, а над головой раскачиваются колокола – от мала до велика, разнося звон по всей стране, по всей вселенной. И, кажется, Эдуард Фальц-Фейн составляет единое целое с симфонией колоколов, он сам колокол, и поющий, и призывающий – «Любите Россию! Не спите ради нее! Дарите её своими трудами!». Барон, как отмечали все, знавшие его при жизни и кто вспоминает добрым словом сегодня, – был человеком скромным, не «трубившим» о себе и своей благотворительности. Но сделано им было так много и с такой искренней и горячей любовью к России, что Василий Братанюк дерзнул и сумел передать именно этот душевный строй барона, его сыновнее чувство, сравнимое разве  что с любовью и нежностью к матери.

Здесь, на родине навсегда осталось его любящее сердце. Здесь, еще в начале XX века, когда он был маленьким, славилось изобилием и гостеприимством южное имение его бабушки Софии Богдановны Фальц-Фейн. Здесь были выстроены её умом, трудом и финансами и железная дорога, и телеграф, и телефонная связь, и незамерзающий зимой порт Хорлы в бухте Черного моря, и дворец, где размещались до 60 полотен друга семьи, знаменитого мариниста Ивана Айвазовского. Как уберечь и сохранить память об этом? Картина Василия Братанюка «Имение Фальц-Фейнов в заповеднике Аскания-Нова» приоткрывает окно в тот мир, который оказался на грани исчезновения. Курган, поросший травой, высится над морем, синий окоём и безмолвное голубое небо над остовом из камней бывшей усадьбы, – это всё, что осталось от былой жизни, ещё сопротивляющейся забвению, еще напоминающей живущим, на чьих плечах они вошли в новую жизнь. Это остро чувствовал барон Фальц-Фейн. Любовь и память о бабушке Софье Богдановне благодарный внук сумел воплотить в надгробном памятнике. Он нашел место ее расстрела, где поставил белую нишу, а на ней горельеф – в полный рост красавица София в бальном платье, торжествуя, «идет» легкой походкой навстречу новому времени, которое будет помнить и её имя, и её род, потрудившийся во славу России, и её незабвенного внука, её Эдди, Эдуарда Александровича Фальц-Фейна.

На могиле бабушки Софии Богдановне Фальц-Фейн

Выставка уникальна. И по идее, и по воплощению, и по воздействию на зрителя. Она волнует, тревожит, просвещает, восхищает, дает простор «и сердцу, и уму», побуждает к действию, к конструктивному деланию не корысти ради. И в этом невероятный духовный сплав, гармония слова и дела – личности Эдуарда Фальц-Фейна и личности художника Василия Братанюка. Одна из картин экспозиции называется «Яблони Аскании–Нова». Художник запечатлел яблони, посаженные более ста лет назад заботливыми руками деда и бабушки Эдуарда Фальц-Фейна. Новые хозяева вырубали деревья под корень, а они проросли, да еще, вопреки всем законам природы, стали плодоносить! Вот, что такое жажда жизни, торжество любви, символ памяти. Как удержать память? Ведь она, как волна, поднимет на гребень, блеснет на солнце и растечется кружевом пены у прибоя, но, отхлынув, вновь будет набирать силы. Память о бароне Эдуарде Александровиче Фальц-Фейне, его добрых делах во славу России ещё долго будет жить в потомках, во многом благодаря и картинам Василия Братанюка, многие из которых, к сожалению, не вошли в данную экспозицию. Барон Фальц-Фейн жил по заповеди своего отца, исполнив её в полной мере: «От Родины нельзя требовать, Родине надо отдавать». Покидая выставку Василия Братанюка в Доме ученых на Дворцовой набережной, 26, вспоминаются слова из её названия «Культурное наследие России в жизни барона Эдуарда фон Фальц-Фейна.»… Благодарность художнику, продлившему в полотнах эту замечательную жизнь. Низкий поклон Эдуарду Фальц-Фейну, ТАК любившему Россию.

Э.А.Фальц-Фейн

Елена Студнева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню