Галина Босая, давая это интервью представителю нашей общественной организации для сайта «Русский мир и зарубежье: диалог культур», подчеркнула: «Обожаю свою страну и хочу, чтобы у нас тоже было хорошо». В каком контексте прозвучали эти слова, вы узнаете из беседы с молодой певицей, композитором, дирижером, руководителем вокально- инструментальной группы «BOSAYA» – Галиной Босой. Кстати, музыканты готовятся к намеченному на следующий год турне по городам Китая – Пекину, Циндау, Ванхэйвэй и др. Галина окончила Институт современных искусств в Москве, где обучалась вокалу у самого лучшего, по ее мнению, педагога Анатолия Степанова.  

Галина, как Вы нашли свою мелодию, свою песню?

– Само ощущение того, что я хочу петь на сцене, почувствовала в себе очень  рано, еще в детском саду. Просто поняла, что я буду петь. С балкона нашей квартиры в Краснотурьинске (это Северный Урал) смотрела на лес и представляла, что там – мои зрители. Это как-то вросло в меня с детства. Первым моим инструментом была виолончель, я играла до самозабвения, чем досаждала своим родителям и соседям. А на фортепиано училась играть в 7 классе тайком ото всех. Вычислила, что в музыкальном училище одна педагог всегда преподает после обеда, и я по утрам приходила в ее класс и играла. Приходилось часто прогуливать школу и при этом не пила, не курила, не употребляла наркотики. Но в школе отношение ко мне учителей было как к нерадивой. Поступив на дирижерско-хоровое отделение музыкального колледжа в Краснотурьинске, училась у лучшего педагога Голенкова Валерия Михайловича и впитывала все, что нам преподавали. Окончила с красным дипломом.

Как попали в класс к Анатолию Юрьевичу Степанову? К нему же очередь «до Москва-реки»?   

– Услышала, как на экзаменах пели его ученики, они очень отличались от других именно вокально. Это было истинное бельканте. Подкараулила его, когда он курил, подхожу: «Я хочу у Вас учиться». Он снисходительно мне: «Ты знаешь, за сколько времени ко мне записываются»? – Но я не отступаюсь. Он мне с удивлением: «Ты откуда, дерёвня»? Но я не обижалась, мне настолько было не до этого, мне нужно было у него учиться. А как «дерёвня» я выглядела действительно, совершенно провинциально была одета. Чтобы платить за учебу, я параллельно работала с детьми, открывала частные маленькие школы, – во мне есть предпринимательская жилка. А потом Степанов мне говорит: «Как ты мне надоела, пока я буду есть свой пирожок, ты пой, я буду слушать». Я запела, и он свой пирожок есть перестал: «Так, так, так, это интересно…».  Он дал мне испытательный срок месяц и добавил: «Но если ты хоть раз заболеешь, не придешь, умрёшь – это твои проблемы, можешь не приходить никогда». Конкуренция большая, поющих много. На госэкзамене я уже представила своё авторское творчество, закончила институт с красным дипломом и он мне сказал: «Я ни разу не пожалел, что взял тебя в ученицы». Это для меня высшая оценка.

Расскажите про свой коллектив «BOSAYA»?

– В Москве по окончании института я стала писать песни, заниматься собственным проектом, вместе с друзьями свой первый альбом сделали прямо на дому. Мы познакомились в Москве, сначала с Арнольдом Манукяном – мы уже более 11 лет играем, – учились в институте, закончили эстрадно-джазовое отделение. Он до этого имел консерваторское образование по классу фортепиано. Арнольд уникальная личность, одаренный, как и каждый музыкант в группе. Мои друзья полностью погруженные в свое творчество люди, трудолюбивые, стопроцентная самоотдача.

– Кроме выступлений вы работаете с регионами, это ваша задумка?   

– Мы с Арнольдом и с нашим гитаристом Вадимом Зарютой разработали программу мастер-классов по вокалу и транссовременной музыке, чтобы ездить по регионам. Предложили этот трек компаниям ЕВРАЗ, Росатом, СУЭК и нашли взаимопонимание. Мастер-классы рассчитаны на аудиторию 400 – 600 человек в возрастной категории от 12 лет вплоть до 30-40 лет. С детьми приходят их родители, учителя – все выдерживают интенсивный трехчасововй мастер-класс. Опыт, который мы получили в Америке, в Германии, в Южной Корее, где я два года была Послом по связям с общественностью в области культуры, мы синтезировали и делимся им с другими. Такого опыта нет в обычных музыкальных школах. Мы даем импульс, мотивацию к пению, к сочинительству.  Я работаю с аудиторией с вокалом 30 минут, затем Арнольд работает с вокалом и с образной частью, ударник Николай Ветохин разработал собственную программу «Основы ритма и грув» (анг. groove – ритмическое ощущение в музык, так называемые «качели»). Нам самим интересно, как он это преподает, мы вместе с ним занимаемся, стоя за кулисами.

И каковы результаты таких уроков мастерства?  

– Наш саундпродюсер и гитарист Вадим Зарюта объясняет детям, как «на ходу» можно сочинять песни, как можно без наличия денег сделать свой собственный качественный музыкальный трек. Слушатели пробуют тут же, сочиняют – всё это на глазах у аудитории, где присутствуют родители, учителя. Потом мы 20 минут для них играем и поем. Обоюдное общение на пользу всем. Мы охватили более 10 регионов и намерены продолжать. Выиграли президентский грант с проектом «Песни всех поколений» и первые мастер-классы начинали на Урале: Екатеринбург, Нижний Тагил, Краснотурьинск, Челябинск. Затем направились в Сибирь: Новокузнецк, Кемерово, Таштагол, Междуреченск от компании ЕВРАЗ. В Подмосковье мы посетили Дубну, конечно, поработали в Москве и сейчас отправляемся от компании ЕВРАЗ не просто на мастер-классы, а на трех-четырех дневные тренинги с детьми, чтобы они получили и закрепили определенный опыт. Мы понимаем, как важно развивать музыкальную культуру в регионах. Для детей это новая энергия, новая музыкальная информация, позитивный импульс к творчеству.

Например?

– Есть приёмы в пении, которые используются быстро, например, учителя в музыкальных школах до сих пор «тянут» язык, чтобы он улёгся и дал выход голосу, и на это тратят годы, в частности до 3 лет. А в Америке мне показали, как за три дня можно «уложить» язык лодочкой для того, чтобы брать высокие ноты и полностью открывать гортань.

Ваша группа как-то пытается повлиять на сложившуюся ситуацию в музыкальном российском мире?

– Мне претит тот посыл, когда продюсеры говорят, что «публика тупая», что «пока существует определенная ниша и мода, то их надо эксплуатировать». Ко мне они относятся как к наивной начинающей. С другой стороны у меня есть четкое понимание, что публику и её музыкальную культуру воспитывает музыкальный продюсер, прежде всего. Но в стране подавляющее большинство тех, кто не хочет воспитывать и прививать хороший вкус публике, а настроен зарабатывать быстрые и большие деньги. Конечно, проще «ехать» до старости на том, что «выстрелило». А экспериментировать, вкладывать новые средства и силы, – это всегда риск, вложение сил, средств, которые могут и не окупиться.  Строить систему музыкального бизнеса тоже никто не хочет, поэтому появляются определенные ниши, такие как рэп-культура, которую возглавляет Тимати, поп-культура – это определенная каста: Басков, Меладзе, Алла Борисовна, Матвиенко. Тогда такие артисты, как я или Антон Беляев, который своей настойчивостью пробил свою нишу, мы верим в свою таргетированую публику, т.е. мы точно знаем, что нам не нужна аудитория Андрея Малахова. Мы понимаем, как выглядят наши слушатели, какими знаниями они обладают, чем интересуются, как они одеваются. Новая музыка в нашей стране просто необходима, как воздух, как вода. Это не означает, что нам нужно бежать в западные тренды.

Вы активно работаете с западными продюсерами, но настроены на творческую деятельность именно в России. Это интересный опыт?  

– Да, нам интересно, как на Западе работают со звуком. Мы работаем в Германии, где создали саунд-трек с известными продюсером Домиником Шафером, работаем с Америкой, с Италией, Швецией, Швейцарией, скоро поедем в Китай.

Думали про уникальность собственной группы?

– Безусловно. Опора на русские музыкальные корни. Известный шведский, кстати,  православный саундпродюсер Томми Джи сказал нам: «Успех группы АББА, других групп в том, что они опирались на свои настоящие, родные корни». Он сам обожает Россию и с удовольствием помогал нам абсолютно бесплатно работать над проектом «12 священных псалмов». Он прав, именно симбиоз родной культуры, души и европейских достижений в музыке дает такой колоссальный эффект, какой показал проект «12 священных псалмов». Поэтому когда мы слушали записи группы АББА, то поняли, что это практически шведские частушки. Томми Джи работает с нами, т.к. считает, что у нас есть все шансы создать что-то новое в России и за ее пределами. Мы осознанно выбрали этот путь, он сложный, но мы не жалуемся. При общении с молодежью видим, что они ждут нового.

Зарубежные гастроли стимулируют к творчеству в Отечестве?

– Мы побывали в Америке, которая полностью поменяла мое музыкальное мировоззрение. За месяц Америка нас так зарядила, мы продали все диски, на каждом концерте у нас был пул фанатов, который ездил за нами по всем городам. У нас в программе была Северная Америка от Сиэтла и все, что ниже по карте. Там очень любят талантливых людей, нам говорили, что мы другие, понятные. А на родине нам говорят: «Вы другие, но непонятные». Затем мы отправились в тур по Италии, – это новый опыт. У меня ведь было несколько этапов перерождения. Из региона переезжаешь в Москву, менталитет года через три полностью обновляется. По–другому думаешь. Люди в регионах в большинстве своем думают, что в Москве и Подмосковье живут самые богатые и бессердечные люди. Это происходит в силу разной финансовой, социальной, информационной разницы. Между регионами и обеими столицами (Москва, Питер) – пропасть. Второе перерождение, когда ты едешь в другую страну, погружаешься в иную ментальность, в налаженный быт, позитивное мышление, – стереотипные «страшилки» исчезают.

Социальные проекты у вашей группы будут еще?

– Да, известный музыкальный критик Борис Барабанов пригласил нас в проект в социальной сети «Одноклассники». Называется он «#OKLIVEBANDS» – это, пожалуй, первый за всю историю социальный музыкальный проект, который реально помогает артистам. Его создатель и руководитель Антон Данилов вместе со своей командой создали прямые трансляции для солистов, неважно, в каком месте они в данный момент находятся, в каком регионе в России живут, им предлагают петь 30-минутный концерт, а Данилов и его команда собирают для исполнителей аудиторию. Первое же наше участие в этом проекте было успешным. За 30 минут было зарегистрировано более 600 тысяч просмотров. Мы были первыми среди участников с большим отрывом. Вели свой концерт рано утром из Америки. Рон Эванс – директор и владелец Артгалереи – предоставил нам свою площадку. Мы пели на русском языке для русской публики, но некоторые песни адаптировали под американскую аудиторию. Победители этого проекта выступали затем в Сочи на «Розе Хутор» на большом фестивале, который посетило более 5 тыс. зрителей. Мы были в числе групп «Сплин», «Линда», «Сансара», «Брайм штормс». А социальная сеть «Одноклассники» устроили опрос «зрительских симпатий», в котором наша группа «BOSAYA» набрала 48 процентов голосов. Это был большой отрыв от других групп и, конечно, победа. «Мегафон» нам подарил приз – запись в студии и песню в сотворчестве с мировым саунд-продюсером, который работал с One Dorection и Dua Lipa. Сейчас мы готовим сингл и скоро представим его. Социальная сеть «Одноклассники» сейчас наши главные партнеры. Мы будем стартовать с новым клипом при поддержке OK Live-трансляцией. Попробуем создать что-то новое.

Ваш новый альбом BOSAYA о чем?

– Босая – это мой сценический псевдоним от маминой девичьей фамилии. В основе концепции нашего альбома BOSAYA – экзистенциальная свобода. Мы хотим донести до своих слушателей, что мы есть и частичка мира, и в то же время мы есть мир, поэтому в ответе за все и за каждого, с кем встретились пусть на миг, на день, на год в этой жизни. Это важно, потому что сегодня нам порой сложно понять друг друга, мы столько лет на Земле живем, но никак не можем договориться друг с другом, не преодолели языковой, психологический, ментальный барьеры. Кстати поэтому у меня родилась идея создать цикл «12 священных псалмов» именно на русском языке. Потому что мы говорим и думаем по-русски. А при всем уважении к церковно-славянскому языку, то, что звучит на литургии, (я сама в детстве пела, училась в Воскресной школе) могу сказать, что никто ничего не понимает. Все делают вид, что понимают, но до глубинных смыслов не доходят. Я человек верующий, но не религиозный.

У вас не только голосовой диапазон на четыре октавы, но и диапазон репертуарный – от рок-музыки до церковных песнопений. «Чин двенадцати псалмов» – очень серьезная работа!     

– Цель нашего проекта – преподнести потрясающую молитвенную поэзию на русском языке. Это такие смыслы, такие картины, они поддержаны видеоинсталляцией о Вселенной на большом экране Зала Церковных Соборов в Храме Христа Спасителя. Мы ничего не говорим, мы выходим и исполняем. Каждый слушатель должен сам почувствовать эту поэзию. Мир меняется ежесекундно, Земля и люди эволюционирует, эти циклы не остановить. Пение псалмов – мы так любим этот проект, это необыкновенная музыка, большое открытие для нас, мы сами очищаемся, то же происходит со слушателями. С псалтирью я не расстаюсь теперь. Все 150 псалмов я внимательно прочитала. Но идея исходила от Андрея Викторовича Черномырдина, сына знаменитого Виктора Степановича. Он предложил мне попробовать спеть что-то из церковных песнопений. Начался процесс работы над проектом. Я написала музыку для хора и оркестра и спела первый псалом № 90 «Живущий под кровом Всевышнего…». Потом еще два псалма 23 и 25. Митрополит Иларион (Алфеев) одобрил проект. Идею поддержала и молодой меценат Наталья Волкова, оплатила год серьезной работы над псалмами. В итоге получился потрясающий, красивый и очень дорогой социальный проект. В России еще не готовы к русским текстам псалмов. Но когда мы показали это в Италии, то реакция была непредвиденная. Публика приняла наш концерт очень горячо. В проекте поет Патриарший хор, уральский оркестр «Глобалис», солист Сергей Годин, известный певец, суперзвезда, а также Александр Перепечин, бас, тогда во время премьеры ему было 19 лет. Конечно, были трудности. За две недели до презентации проекта я сменила оркестр по причине его профессиональной несостоятельности. И уральцы меня спасли, две репетиции оркестра «Глобалис», и всё зазвучало.

Знаю, что свои альбомы вы записываете за рубежом, не доверяете отечественным студиям?

– У нас отсутствует пласт саундпродюсирования и звукорежиссуры. Есть институты и отделения в них, где обучают на звукорежиссера, но это не саундпродюсер, – это абсолютно разные категории. Знаю, что в России хотят со временем открыть филиал музыкального колледжа Беркли, тот, что в Бостоне – это очень важно. Для того, чтобы в принципе звучать и играть на мировом уровне, классика ли это, современная ли музыка, важен ЗВУК, его подача. Во многих странах эта культура существует давно, а у нас таких школ нет. Секрет в технологии, в мышлении, в подходе, как проводится саундчей, продуманная история «от» и «до». Я обожаю свою страну и мне хотелось бы, чтобы у нас было так же хорошо.

Кроме музыки Вас волнует что-то ещё важное? Что?

– Есть замечательный фильм «Дом», запрещенный к показу. 20 лет фотограф посвятил полету над 12-ю странами, и по отснятому им материалу видно, насколько мы, люди, идентичны Земле. У нас такие же вены, как у Земли – реки, глаза – озера и т.д. И то, что сейчас гибельного происходит на Земле, то же происходит и с людьми. К известным реабилитационным центрам, я считаю, надо добавить еще два – реабилитацию зависимости человека от финансов и от власти.

Что для Вас творчество? В чем его цель и смысл? 

– Для меня творчество, прежде всего, – не побояться донести людям то, как ты чувствуешь этот мир, как он резонирует, что тебя волнует, каким ты хочешь сделать свой посыл. Творчество это бесконечность. Творцы – это люди, которые всегда делают следующий шаг в неизвестность, они всегда первооткрыватели. Энергетический поток в человеке неиссякаем, только если ты не внушил себе обратное. Даже если человек физически болен, он может укрепить свой дух и сделать творческий прорыв. Творец улучшает мир, сменяя других творцов, неважно, в какой области, в музыке, в строительстве, в транспорте. Люди, которые со мной в команде – творцы. Творческая личность пробивает дорогу тем, кто идет следующим. Поверьте, не только меня считали в школе нерадивой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню